8 (499) 969-81-22

Ежедневно с 8:00 до 20:00

ул. Нагорная, 4А АльтраВита АльтраВита АльтраВита

Дизайн ребенка

Дизайн жизни: прогресс в области ЭКО и генетических исследований даёт потенциальным родителям больше контроля при выборе будущего ребенка.

Слушая нежную музыку Вивальди и попивая кофе, вы с партнером комфортно устроились на мягких креслах клиники ЭКО и изучаете содержимое папки.

В папке находится меню с эмбрионами. Для каждого эмбриона составлено описание, что-то вроде этого:

Эмбрион 78 – мужской

  • Изображение №1, Дизайн ребенка - клиника АльтравитаОтсутствие ранних проявлений серьезных заболеваний, но является носителем фенилкетонурии (нарушение метаболизма способное привести к поведенческим и психическим нарушениям. У носителей только одна копия этого гена, поэтому они не страдают данным расстройством сами).
  • Повышенный риск диабета II типа и рака толстой кишки.
  • Низкий риск развития астмы и аутизма.
  • Темные глаза, русые волосы, облысение по мужскому типу.
  • 40% вероятности получения высших баллов на вступительных экзаменах в ВУЗ.

Таких эмбрионов 200 штук, все сделаны из яйцеклеток и спермы ваших и вашего партнера. И выбор за вами.

 

Если и существует какое-либо будущее для «дизайнерских детей», то выглядеть оно будет примерно так. Это долгий путь от образа, связанного с искусственным оплодотворением, и, возможно, даже с искусственным вынашиванием, которые впервые обсуждались как серьезная с точки зрения науки возможность. Вдохновленный прогнозами в области репродуктивных технологий биолога Д.Б.С. Холдинга и Джулиана Хаксли, брат Хаксли, Олдос, написал об этом сатирический роман.

О дивный новый мир

Изображение №2, Дизайн ребенка - клиника АльтравитаКонечно же это был «О дивный новый мир», опубликованный в 1932 году. Действие романа происходит в 2540 году, в нем описывается общество, жителей которого выращивают в специальных ёмкостях в безликом центральном инкубаторе. Они разделены на пять групп по уровню интеллекта, и каждая группа эмбрионов получает питание определенного химического состава. Семей, как таковых, не существует, семья считается явлением непристойным. Вместо работники в белой спецодежде , у которых «на руках перчатки из белесой, трупного цвета резины», под белым мертвым светом  следят за выращиваемыми эмбрионами и ухаживают  за детьми.

С тех пор «О дивный новый мир» неизбежно стал предметом обсуждения в СМИ, когда речь шла об инновациях в репродуктивных технологиях. Будь то статья в Newsweek  в 1978 году о рождении Луизы Браун,  первого «ребенка из пробирки» (неточность в этой фразе более чем красноречива), или же The New York Times публикующие «О дивный новый мир – ЭКО с тремя родителями» в 2014 году. Посыл таков, что мы движемся в сторону  инкубаториев Хаксли со стройными рядами детей, выращиваемых в пронумерованных пробирках.

В дискуссиях о контроле и селекции в области репродукции всегда возникает призрак жесткой, обезличенной и авторитарной антиутопии. Романист Кадзуо Исигуро в своем романе «Не отпускай меня» описал производство и выращивание детей для донорства органов, которым в последний месяц сообщают, что благодаря прогрессу в области генной инженерии, «мы приблизились к черте, где мы можем, объективно в некотором смысле, превосходящий других».

Но брошюра с генетическими портретами эмбрионов после ЭКО открывает совсем другую картину. Если это когда-либо случится, целью будет не конструирование общества, а привлечение клиентов.

Можем ли мы это допустить? И если да, то сможет ли список из дюжин или даже сотен эмбрионов разнообразить схематический генетический фонд, и будет ли кому-то от этого польза?

Тень монстра Франкенштейна

Изображение №3, Дизайн ребенка - клиника АльтравитаТень монстра Франкенштейна появлялась при напряженных дискуссиях вокруг ЭКО в 1970-1980 годах, и обманчивый термин «ребенок от трех родителей», означающий, что в этом случае использовалась технология митохондриального переноса – переноса здоровых версий компонентов клетки, генерирующих энергию, которые называются митохондриями, из донорской клетки в клетку с потенциально неработоспособными версиями – обсуждали как нечто «противоестественное».

Каждая новая разработка в этой области дает новую искру жизни чудовищной версии Хаксли. Открытие в 2012 году метода редактирования генома под названием Crispr-cas9, с помощью которого можно находить и вырезать гены с высокой точностью, снова напомнил про ужасающие прогнозы Исигуро. Благодаря Crispr-cas9 предоставляется вероятным, что генетическая терапия – устранение мутировавших генов, которые могут быть причиной серьезных, часто очень редких заболеваний – может принести свои плоды, если возможно будет доказать, что использование этого безопасно для человека.

Но модифицированные дети? Чтобы понять возможно ли это в принципе, Crispr-cas9 уже использовали для генетической модификации нежизнеспособных человеческих эмбрионов в Китае, результаты были неоднозначными.

Управление по оплодотворению и эмбриологии человека Великобритании (HFEA)  выдало Кэти Ниакан лицензию на использование Crispr-cas9 на эмбрионах на начальных этапах развития, чтобы подробнее изучить проблемы, которые возникают на этом этапе и могут привести к выкидышам и другим репродуктивным проблемам.

Во многих странах законы о генетической модификации в репродукции человека еще не изданы, но в тех странах, где такие законы есть, это запрещено.

Против использования Crispr-cas9 в репродукции человека вызывает принципиальное неприятие среди медицинского исследовательского сообщества. Группа ученых предупредила в журнале Nature о том, что генетические манипуляции с зародышевой линией (сперма и яйцеклетки) с помощью таких методов как Crispr-cas9, даже если они изначально направлены на улучшение здоровья, могут впоследствии привести к использованию этих технологий в не терапевтических целях.

Биоэтики против редакции генома человека

Изображение №4, Дизайн ребенка - клиника АльтравитаЭто был бы трудный, дорогостоящий и сомнительный способ достигнуть того, что уже можно сделать другими способами, в частности просто выбором эмбриона, у которого есть или отсутствует нужный ген. «Практически всё, чего вы можете достигнуть с помощью редактирования генома, вы можете достигнуть с помощью выбора эмбрионов», говорит биоэтик Стэндфордского Университета в Калифорнии Генри Грили.

Из-за неизвестных рисков для здоровья и массового общественного недоверия к редактированию генома, биоэтик Рональд Грин из Дартмутского колледжа в Нью-Хэмпшире говорит, что не предвидит широкого использования Crispr-cas9 в ближайшие 20 лет даже для предотвращения генетических заболеваний.

Тем не менее, Грин полагает, что в конечном итоге редактирование генома появится в меню, и не только для медицинских целей. «В будущем это неизбежно», говорит он, «и я считаю, что это будет в центре обсуждения позже в этом веке и в следующем». Он предупреждает, что это может сопровождаться «серьезными ошибками и проблемами со здоровьем, как следствие неизвестных генетических побочных эффектов, проявляющихся у детей с «отредактированным» геномом.

В настоящий момент, однако, если и будет нечто хотя бы отдаленно напоминающее популярную фантазию о дизайнерских детях, то происходить это будет от выбора эмбрионов, а не от генетических манипуляций. Эмбрионы, полученные методом ЭКО, будут проходить генетическое тестирование, их ДНК  частично или полностью будет проверено, чтобы определить, какие варианты генов содержатся, и будущие родители смогут выбрать, какой эмбрион перенести. Грили предсказывает, что новые методы получения человеческих яйцеклеток наряду с инновациями в области генетической диагностики (ПГД) делают выбор эмбрионов более жизнеспособным и действенным способом, а также более распространенным, в ближайшие 20 лет.

ПГД не совершенство

ПГД уже применяется в том случае, если кто-либо из супругов является носителем гена наследственного заболевания, таким образом можно выбрать эмбрионы без данного заболевания. Этот анализ, как правило, проводится на эмбрионах 3-5 дня развития примерно в 5% всех программ ЭКО в США. В Великобритании это исследование проводится при наличии лицензии Комитета Великобритании по оплодотворению и эмбриологии человека, при этом возможно тестирование примерно на 250 заболеваний, включая талассемию, муковисцидоз и болезнь Альцгеймера с ранним началом.

 

Усовершенствования методов расшифровки генетического кода, записанного в наших хромосомах, позволит сделать упорядочивание генома обыденной возможностью для каждого из нас. «Примерно через десять лет, вероятность того, что у многих людей в развитых странах будет целая куча генетической информации в электронной медицинской карте, велика», - говорит Грили.

Но использовать генетическую информацию для того, чтобы узнать каким человеком станет эмбрион, намного сложнее, чем может показаться.

В поисках оправдания несомненно важных исследований генетической основы здоровья человека, исследователи не много сделали для того, чтобы развеять мифы о том, как гены влияют на нас. Разговоры о «генах интеллекта», «генах гомосексуализма» или «музыкальных генах» привели к распространенному мнению о том, что есть прямая зависимость между генетикой и чертами нашего характера.

Существуют тысячи особенно редких и неприятных генетических заболеваний, которые могут указывать на специфические генетические мутации. Большинство распространённых заболеваний или предрасположенностей – например, диабет, болезни сердца или определенные виды рака – связаны с множеством генов, не могут быть спрогнозированы с какой-либо точностью, и также зависят от внешних факторов, таких как рацион питания.

О более сложных вещах, таких как личность и интеллект, мы знаем очень мало. Даже если они с высокой вероятностью наследуются – предполагается, что до 80% интеллекта, измеряемого IQ, наследуется – мы совсем немного знаем о том, какие гены участвуют в этом процессе, и не потому, что этот вопрос не изучался.

В лучшем случае с помощью ПГД будущие родители могут узнать такие вещ как «существует 60% вероятность того, что этот ребенок будет среди преуспевающей половины учеников, или 13% вероятность войти в 10% лучших учеников», говорит Грили. Это не слишком полезная информация.

Обстановка с внешними чертами, такими как цвет волос или глаз, могла бы быть лучше. Но по словам Грили это также оказалось более сложным, чем полагало большинство людей. Однако, по мере увеличения количества людей, чьи геномы были изучены, способность прогнозировать существенно возрастет.

Эван Бирни, директор Европейского института биоинформатики, расположенного возле Кембриджа, считает, что даже если другие страны не будут ограничивать и регулировать использование ПГД, как это делает HFEA в Великобритании, это будет не похоже на гадание на хрустальном шаре.

Почти всё, что можно измерить в человеке, может быть изучено с помощью генетики.  При анализе статистики по большому количеству человек, часто обнаруживается генетический компонент.

Ждать "Супермена" еще рано

Изображение №5, Дизайн ребенка - клиника АльтравитаГенетическая основа таких признаков, как интеллект или музыкальность слишком тонко распространены для того, чтобы делать практический отбор. «Я не думаю, что в ближайшем будущем мы увидим супермена или разделение вида», -  говорит Грили, - «просто потому, что у нас недостаточно знаний, и в ближайшем будущем их вряд ли станет достаточно. А может, этого не произойдет никогда».

Если это всё, чем можно наделить термин «дизайнерский дети» в принципе – отсутствие некоторых специфических генетических заболеваний, знание о самых тривиальных чертах внешности, только неопределенная и вероятностная информация о таких общих характеристиках, как здоровье, привлекательность и ум – пойдут ли люди достаточно далеко в этом направлении, чтобы поддерживать индустрию?

Грили подозревает, что даже если поначалу это будет использовано для предотвращения серьезных генетических заболеваний. Нам пора серьезно задуматься о вариантах, с которыми нам придется иметь дело. Нам придётся делать выбор.

Грин думает, что технологические достижения могли бы сделать «дизайн» всё более разнообразным. По его словам, в ближайшие 40-50 лет мы увидим, как редактирование генома и репродуктивные технологии будут использоваться для усовершенствования: светлые волосы и голубые глаза, улучшенные атлетические способности, усовершенствованные навыки чтения или счёта, и так далее.

Менее оптимистичного взгляда он придерживается касательно последствий, полагая, что мы столкнемся с социальным напряжением, вызванным возрастающим разрывом между уровнем здоровья состоятельных людей и бедных, как в рамках общества, так и на уровне наций.

Другие сомневаются в том, что на выбор эмбрионов будет большой спрос, особенно, если генетический прогноз будет оставаться схематичным в отношении интересующих параметров. В том случае, если существуют серьезные проблемы, такие как смертельное состояние или бесплодие, никого не удивит, что в этих ситуациях люди будет прибегать к использованию выбора эмбриона.

Самое простое, на что тестируют эмбрионы, это пол. Аборты по принципу пола ребенка формально запрещены в большинстве стран, тем не менее, это все еще встречается в таких странах как Китай или Индия, где предпочтение отдается мальчикам.

Но запрет на определение пола, это уже другое дело. Как его можно осуществить или контролировать? С помощью создания системы квот?

И как этот отбор, направленный против генетических заболеваний, отразится на людях, у которых они есть? Грили говорит, что им есть о чем беспокоиться. Беспокойство может касаться не только того, что думает общество о рождении такого человека, но и о том, сколько медицинских исследований проводится по данному заболеванию, насколько понятно это для врачей, и сколько социальной поддержки уделяется.

С того момента как выбор эмбрионов для предотвращения генетических заболеваний становится вне запрета, юридический и этический аспекты этого вопроса становятся темой для жарких дискуссий. Когда допустимо для государства заставлять или же запрещать делать определенный выбор – не выбирать по причине наличия дефекта? Как можно привести к равновесию личную свободу и социальные последствия?

Легкий выбор: будущее дизайнерских детей

Изображение №6, Дизайн ребенка - клиника АльтравитаСамый простой и верный способ «спроектировать» ребенка, это не редактирование генома. Легче всего произвести множество эмбрионов, прочесть их геном и выбрать наиболее подходящий.

Чтобы это произошло, нужно чтобы процесс производства эмбрионов стал более простым, эффективным и менее неприятным. А расшифровка генома должна занимать меньше времени и средств, чтобы можно было выявлять характеристики эмбриона. Если это случится, то мы получим «легкое ПГД»: быстрый и безболезненный способ создания эмбрионов человека, и последующее их тестирование на наличие желаемых черт.

«Чтобы расширить рамки использования ПГД, нужен лучший способ получения яйцеклеток», говорит Грили. «Чем больше яйцеклеток вы можете получить, тем более привлекательным становится ПГД». Одной из возможностей является однократное извлечение среза женского яичника, и его заморозка для выращивания яйцеклеток в будущем. Возможно, это звучит пугающе, но это ненамного хуже, чем современные способы забора яйцеклеток и имплантации эмбрионов. И это могло бы открыть доступ к тысячам яйцеклеток для будущего использования.

Еще более смелым походом было бы выращивание яйцеклеток из стволовых клеток – клеток из которых можно вырастить любой вид ткани. Некоторое количество стволовых клеток содержится в пуповинной крови, которую можно собрать при рождении человека и заморозить для использования в будущем, выращивания органов или яйцеклеток.

Даже зрелые клетки, не являющиеся стволовыми, могут быть возвращены в состояние подобное стволовым клеткам при взаимодействии с биологическими молекулами, называемыми фактором роста. В прошлом году группа ученых из Японии доложила о том, что они создали таким яйцеклетку мыши из клеток кожи и оплодотворили эти яйцеклетки, создав очевидно здоровых и фертильных мышат.

Благодаря технологическим достижениям стоимость секвенирования генома упала. В 2009 году это стоило около 50000 долларов США, сейчас это стоит примерно 1500 долларов, и поэтому многие частные компании могут предоставить эту услугу. Через несколько десятилетий, возможно, стоимость упадет до нескольких долларов за геном.  Если предположить, что так случится,  мысль о ПГД на сотнях эмбрионов одновременно начинает казаться реалистичной.

«Наука на продажу для эффективного и простого ПГД возможно появится в следующие 20-40 лет», - говорит Грили. Он полагает, что зачатие детей с помощью ЭКО и проверка генома станет нормой. Он предполагает, что это приведет к «устаревание секса» как способа размножения.

Наши услуги

  • Если вы хотите оценить свои репродуктивные возможности или нуждаетесь в лечении – приходите в клинику «АльтраВита».
  • Тяпкина Марина Анатольевна. Клиника ЭКО Альтравита Мы поможем Вам!Тяпкина Марина Анатольевна, медицинский директор
ЗАПИСАТЬСЯ В ОДИН КЛИК

Запишитесь на приём прямо сейчас! При записи до 30 ноября приём репродуктолога бесплатный.

Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.